Сергей Пархоменко: «Диссернет» занимается проблемами лжи, и на это не жалко ни сил, ни времени — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:

Гости

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

ALEX_01_2017.gif

kadri_reklama.gif

2_2017_gagarinfit.ru.gif











Сергей Пархоменко: «Диссернет» занимается проблемами лжи, и на это не жалко ни сил, ни времени

Сергей Пархоменко: «Диссернет» занимается проблемами лжи, и на это не жалко ни сил, ни времени

«В России сейчас происходит репутационная катастрофа: на высоких постах находятся люди — не те, за кого себя выдают. Подлоги и фальсификации в научной деятельности — показатель того, как человек будет вести себя в других ситуациях, в другой работе»

Сергей Пархоменко — издатель, журналист, политический обозреватель: возглавлял издательства «Иностранка», «КоЛибри», «Аттикус», Corpus, основатель и первый главный редактор журнала «Итоги», главный редактор журнала «Вокруг света» (2009-2011), ведущий программы «Суть событий» на радиостанции «Эхо Москвы», активный участник сетевого проекта «Диссернет», противодействующего злоупотреблениям, махинациям и подлогам в области научной и образовательной деятельности. Об этом проекте Сергей Пархоменко рассказывает читателям ЖВ:

— Сергей Борисович, как возникла сама идея «Диссернета»? Был ли какой-то прецедент?

— Был ещё до моего появления в проекте. Осенью 2012 года произошёл публичный скандал: в диссертации председателя Студенческого совета Московского Университета, директора СУНЦ МГУ Андрея Андриянова обнаружились ссылки на несуществующие научные статьи. Во время разбирательства он предъявил «дополнительные выпуски» журналов со своими публикациями, однако редакции этих изданий опровергли существование таких выпусков. В публикациях были обнаружены заимствования, превышающие объёмом оригинальный текст, и стало понятно: имеет место фальсификация. В процессе расследования, инициированного научным сообществом и касавшегося не только работы Андриянова, но и деятельности диссертационного совета МГПУ, где он защищался, была раскрыта целая фабрика фальшивых диссертаций. Как раз тогда я познакомился с профессором М.С. Гельфандом, принимавшем активное участие в расследовании, и решил об этом написать. Мне дали координаты нескольких человек — учёных, специалистов, экспертов, понимавших ситуацию в целом. И образовалось вот такое экспертное сообщество, сеть, особенно интересная тем, что взаимодействие участников не носит иерархического характера, каждый работает в своей области экспертизы.

— И какова цель этого объединения? Разоблачение поддельных кандидатов и докторов наук?

— Не только, проблема куда серьёзнее и глубже. Речь идёт не о фальшивых диссертациях, а о фальшивых репутациях. Здесь качества человека видны сразу: насколько он честен, способен ли он по пути к научной степени на обман, подлог, участие в коррупционных схемах, будет ли выдавать себя за того, кем не является на самом деле. В России сейчас происходит репутационная катастрофа: на высоких постах находятся люди — не те, за кого себя выдают. Подлоги и фальсификации в научной деятельности — показатель того, как человек будет вести себя в других ситуациях, в другой работе. Например, губернатор Московской области Андрей Воробьёв украл свою диссертацию. Взял чужой текст и чужие статистические данные. А в диссертации губернатора Тульской области Владимира Груздева обнаружилось 187 страниц заимствованного текста подряд. Вряд ли губернаторы сами покупали диссертации: поручили помощникам, выделили деньги, помощники деньги украли, нашли для покупки самые дешёвые варианты… Эти чиновники не могут управлять собственным персоналом, а значит не могут нормально выполнять свои непосредственные обязанности: распределять субсидии, строить мосты и дороги… Или ещё пример: диссертация депутата Васильева («Единая Россия») идентична диссертации депутата Абельцева («ЛДПР») — какой-то жулик продал обоим «лежалый товар».
Речь идёт о людях, занимающих ключевые посты: депутатах, ректорах, прокурорах, судьях, чиновниках. Это эпидемия лжи. Мы, по сути говоря, занимаемся не проблемами фальшивых диссертаций. Мы занимаемся проблемами лжи, и на это не жалко ни сил, ни времени. «Диссернет» — удачный опыт создания сообщества людей — учёных, специалистов, вне зависимости от их политической позиции, гражданства, место проживания. Одних остро интересует общественная ситуация в России, других — положение дел в современной российской науке или в отдельных её областях.

— Некоторые чиновники, комментируя деятельность «Диссернета», говорят: «как им можно доверять, у них всё анализирует машина»…

— Нет. Наше сообщество — своеобразный механизм, конвейер: одни люди добывают источники, исходный материал, другие делают первичный анализ и сами пишут для этого программы, а третьи подвергают текст непосредственному прямому анализу. «Машина», программа — всего лишь этап: максимум, что она может, это определить, что в работах А. и Б. содержится общий фрагмент текста. Но для непосредственного анализа нужен живой человек.
«Диссернет» намеренно не рассматривает содержательную сторону диссертаций: умные они или глупые, новаторские или эпигонские — этим должно заниматься научное сообщество. Мы заняты формальной стороной и уже собрали огромный материал для исследований. На главной странице «Диссернета» публикуются 2—3 экспертизы в день, а в архив ежедневно поступает до 20 экспертиз. Обладая такой базой данных, мы можем делать серьёзные выводы и обобщать. Защита диссертации — это индустрия, процесс, в который включены научный руководитель, оппоненты, соавторы. Если профессор был научным руководителем у десяти соискателей, а в восьми из десяти защищённых диссертаций есть признаки плагиата — мы можем сделать выводы и о профессоре, и о диссертационном совете. «Фабрики плагиата» мы обнаруживали в МГИМО, РГГУ, МГПУ, РГСУ — последний вуз это вообще семейный подряд: родители находятся на руководящих должностях, дети защищают диссертации с изрядным количеством заимствований. Кстати, именно в РГСУ защищал докторскую диссертацию министр культуры Мединский, и в его работе «Диссернет» тоже обнаружил плагиат.

— Мединский, разумеется, комментировал деятельность «Диссернета» в крайне негативном ключе, как и многие другие высокопоставленные лица. Как сообщество взаимодействует с чиновниками вообще и есть ли результаты у этого взаимодействия?

— В декабре прошлого года, прямо 31 декабря, был опубликован новый состав экспертных советов ВАК. Мы нашли в этих списках большое количество знакомых имён — людей, чья научная деятельность попадала в поле зрения «Диссернета» и была проанализирована. На основании именно этого анализа профессора, руководители диссертационных советов, обратились к председателю ВАК Владимиру Филиппову. Он обещал заменить членов экспертных советов, в репутации которых возникают сомнения. Некоторые имена после этого исчезли из списков.
«Диссернет» — это не аттракцион, гоняющийся за отдельными яркими фигурами вроде того же Мединского, Астахова, Баталовой, Воробьёва. Экспертизе подлежит любая работа, вызывающая сомнения. Иногда мы обращаемся к человеку, пойманному на подлоге и заимствовании: может, откажетесь от учёной степени?

— И кто-то отказывается?

— Был только один такой случай. Алексей Комиссаров, министр московского правительства, руководитель Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства, действительно отказался от учёной степени после экспертизы «Диссернета» и сейчас, насколько я знаю, снова защищается по другой теме.

— Можно как-то воздействовать на авторов поддельных диссертаций, кроме личного обращения?

— Это отдельная история. Есть такое понятие — срок давности. Если срок давности преступления истёк, то человек не подлежит наказанию, но не перестаёт быть преступником. Если он вор, то украденное не становится его собственностью и всё равно подлежит возврату. Но в научной сфере сложилась парадоксальная ситуация: по истечении срока давности фальшивая диссертация как бы «выздоравливает», как будто становится настоящей, её автора уже нельзя лишить учёной степени. Раньше этот срок составлял десять лет, теперь — три года, более того, с 1 января объявлена своеобразная амнистия, защитившиеся до этого времени не подлежат наказанию за фальсификации. За каждой нашей экспертизой следует жалоба в ВАК с требованием лишения автора учёной степени. На основании наших данных профессиональная организация ОНР — общество научных работников — обращалась к высшему руководству РФ. Получаем отказы со ссылками на закон. Но ведь это закон, а не статья Конституции, он может быть отменён, или доработан, или исправлен теми же людьми, которые его приняли…

— В Жуковском недавно была ситуация как раз с лишением учёной степени: в диссертации директора факультета «Стрела» МАИ Владимира Максимова экспертный совет ВАК обнаружил заимствования. Но студенты и работники факультета отреагировали на эту новость очень неоднозначно: многие высоко оценивали его хозяйственную деятельность и говорили — какая разница, сам ли он написал диссертацию, если хорошо выполняет свою работу.

— Это концептуальный вопрос, есть ли разница. Например, полтора года назад в «Диссернете» открылся медицинский фронт: группа врачей предложила экспертную помощь в разных областях медицинской науки: от экспертизы лекарств и БАДов до выявления заимствований в диссертациях медиков. До этого нам говорили: медицинская наука — отдельная сфера, специфика диссертаций в ней такова, что формулировки повторяются, не надо это трогать, вы неверно поймёте… Но с привлечением профессиональных экспертов оказалось, что медицина — одна из наиболее подверженных плагиату научных областей. И начались дискуссии: какая разница, пусть у этого врача фальшивая диссертация, зато он вылечил множество людей, вон на его сайте отзывы благодарных пациентов…
Но эксперты сказали: разница есть. Подлог не может пройти бесследно. Если он совершился в научной деятельности, то может произойти и в сфере профессиональной ответственности врача.
У всякого человека, совершившего такой поступок, есть возможность признать его, отказаться от нечестно полученной выгоды. Да, это ущерб репутации, но не вопрос жизни и смерти: репутацию можно заработать снова. И с этой точки зрения репутация человека, который сам признал свою ошибку и отказался от результатов подлога, лучше репутации человека, которого поймали, раскрыли и лишили степени.

— Отличается ли сегодняшний «Диссернет» от первоначального замысла? В какую сторону развивается проект?

— Наших экспертов всё чаще приглашают выступать не с разоблачениями, а с анализом происходящего в сфере научной деятельности: обощать, осмыслять, анализировать. Расследовательский проект был первым шагом, теперь из него получился серьёзный инструмент анализа ситуации в научном сообществе и российском обществе в целом.

Фото Александра Сорина.









Реклама

 
Последнее обновление: 19.01.2017, 13:39

Бадминтонисты дважды серебряные

рубрика: Спорт