А. Кортнев: Удовлетворенный человек вряд ли будет сочинять стихи и песни — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:

Гости

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

[13:37 01.07.15] Комментариев: 10

Благотворительность в России больше, чем обычная благотворительность, порой, это единственный шанс спасти чью-то жизнь

[15:09 19.11.14] Комментариев: 3

Корреспондент ЖВ побеседовал с пианистом Борисом Гильтбургом перед концертом в ДК

[11:29 08.08.14] Комментариев: 8

«В России сейчас происходит репутационная катастрофа: на высоких постах находятся люди — не те, за кого себя выдают. Подлоги и фальсификации в научной деятельности — показатель того, как человек будет вести себя в других ситуациях, в другой работе»

[12:21 22.04.14] Комментариев: 1

 
Летчик-испытатель побеседовал с ЖВ о предстоящем концерте Союза авторов-исполнителей, аэропорте на территории ЛИИ и результатах первого года пребывания Андрея Войтюка на посту главы города
ALEX_01_2017.gif

kadri_reklama.gif





u_lifee.jpg





А. Кортнев: Удовлетворенный человек вряд ли будет сочинять стихи и песни

А. Кортнев: Удовлетворенный человек вряд ли будет сочинять стихи и песни

Гость ЖВ. Перед выступлением в Доме ученых ЦАГИ лидер «Несчастного случая» побеседовал с ЖВ о ситуации в стране и мире, революциях и рефлексиях

Из досье. Алексей Анатольевич Кортнев (12 октября 1966, Москва) – российский музыкант, актёр, автор-исполнитель, солист и лидер группы «Несчастный случай». В 1983 году Кортнев, поступив на механико-математический факультет МГУ, во время прослушивания в музыкальную студию при Студенческом театре МГУ и познакомился с Валдисом Пельшем, с которым через два месяца вышел на сцену под именем «Дуэт „Несчастный случай“». За короткое время состав «НС» увеличился до четырёх человек.В 1990 году Алексей Кортнев вместе с Валдисом Пельшем, актёром Игорем Угольниковым, Сергеем Денисовым и Андреем Гуваковым придумал и участвовал в постановке популярной телепередачи «Оба-на!». Затем последовали телепроекты «Дебилиада», «Синие ночи», «Пилот», «Несчастный случай» и др.

Писал тексты для рекламы, им придуманы слоганы «Пепси», «Wrigley», «M&M’s», «Moccona» и др. Стоял у истоков программы «Золотой граммофон» на «Русском радио», вел одноимённую передачу на НТВ.

Переводчик текстов популярных зарубежных мюзиклов, поставленных в России («Кошки», «Иствикские ведьмы», «Mamma Mia!», «Красавица и чудовище»). Исполнял и написал песни ко многим телепередачам («Моя семья», «Сам себе режиссёр», «Эти забавные животные» и др.).

24 декабря 2011 года Кортнев принял участие в митинге «За честные выборы!» на проспекте Сахарова в Москве, исполнив песню «Шла Саша по шоссе». В феврале 2013 года записал видеообращение для проекта «Будь сильнее», направленного против гомофобии.

- Алексей, сегодня в Жуковском вы представляете свой новый альбом «Кранты». Несмотря на то, что заглавная песня была написана достаточно давно, и не имеет прямого отношения к тому, что происходит в России и мире, людьми название программы воспринимается вполне однозначно. Что называется – нарочно не придумаешь…

Никто, конечно, не предполагал, что в относительно цивилизованном мире ситуация может так накалиться: это совершенно удивительно и отвратительно. Песня, собственно, про 2012 год, предсказания майя, и тому подобное, и написана она была не так давно, по нашим меркам ее можно считать достаточно новым материалом.

- Так, все же, – кранты, или еще нет?

Еще нет, но уже скоро будет. Читаю разные источники, и по прогнозам экономистов к лету где-то надо готовиться.

- А вы на себе этот кризис чувствуете?

Да это пока не кризис, это еще детские игры.

- Вы его опасаетесь? У вас, судя по гастрольному графику, все, кажется, совсем не плохо.

Будем как-то выкручиваться. Понятно уже, что концерты будут стоить дешевле.

- Вы готовы снижать цены?

Естественно. Думаю, на это готовы абсолютно все. Люди, конечно, никогда не откажутся от развлечений – от песен, танцев и театра – просто не будут готовы платить за это те деньги, которые платили раньше. Соответственно, и мы будем пропорционально уменьшать стоимость своих выступлений, только и всего. Мы – часть своей страны, своего народа. И когда он будет голодать, мы точно также будем голодать вместе со всеми.

- Если говорить глобальней, не только про нашу страну: в мире то, на ваш взгляд, что происходит?

Очень надеюсь, что все сейчас как-то перетрясется и успокоится. По обывательскому же, дилетантскому ощущению, весь мир дергается в руках у Соединенных штатов Америки. Мы только что, в январе, были там в отпуске, и там все зашибись – экономика растет, все работают, все страшно довольны, все хорошо. В Европе же, как, собственно, и у нас, люди грызут друг друга зубами. Так что я склоняюсь к тому, что все это организовали плохие, враждебно настроенные американцы (смеется). Уж очень на это все похоже.

Рядовые же американцы – прекраснейшие, чудесные люди, я общался с некоторыми из них. У них же, знаете, сразу принято сразу спрашивать «Where are you from?» («Откуда вы?» - прим.), и когда отвечаешь, что ты из Москвы, из России, они говорят – «О, как интересно!», и тут же начинают тебе рассказывать, где дешевле остановиться на ночлег, куда лучше пойти, где купить мячи для гольфа. Абсолютное радушие и открытость: нет ни малейшего намека ни какую-то конфронтацию. Хотя, завези сейчас американскую семью, к примеру, в центр Нижнего Новгорода, думаю… Нет, в центр еще ничего, а вот если на рабочую окраину, то могут, наверное, и побить. Но это потому, что у нас в стране так работает пропаганда.

- Сегодня все чаще начинают звучать слова о масштабной войне. Думаете, это возможно?

Очень боюсь, что будет. Пока нашу страну удалось втянуть во все, что только хотелось стратегам оттуда, о ком мы говорили чуть выше.

- Считаете, этого можно было избежать?

Уверен, что можно, но не знаю как. Думаю, избежать этого можно было, выстроив сильную экономику, пока нефть стоила 140 баксов за баррель. Если бы за это время мы построили некие заградительные эшелоны из собственной промышленности и сельского хозяйства, нам не нужно было бы так за это все цепляться, и занимать такую агрессивную позицию. Но, увы.

- В интервью znak.com 2013 года вас представляют не иначе как «музыкант-оппозиционер». Вы себя сами оппозиционером то считаете?

Если говорить об официальной политике Российской Федерации, то да, я нахожусь в оппозиции. Просто слово оппозиционер у нас несколько искажено: у нас оппозиционер – это боец. А я, в общем-то, не бьюсь, а высказываю свое мнение, которое, несомненно, оппозиционно. Но при этом я не строю баррикады. Так что, наверное, это действительно слишком сильное определение.

- В том интервью вы говорили, что, кажется, наступает оттепель. Этого, судя по всему, так не случилось.

В очередной раз я очень хотел заблуждаться, и благополучно заблуждался. Приближалась Олимпиада, очень многое для этого делалось, и было такое ощущение. Но теперь уже…

- То есть это было совершенно искреннее убеждение?

Да-да, но не только мое, многих людей: мы искренне любили президента Медведева и надеялись на то, что с его приходом, и за четыре года его правления что-то изменится в сторону демократии. И были обмануты в своих ожиданиях. Затем была Олимпиада, все флаги в гости к нам, отпустили Ходорковского... Какие-то такие ходы. Но тоже достаточно быстро стало понятно, что это такая дымовая завеса.

- Вы ведь тогда активно поддерживали Алексея Навального. Как думаете, после всех связанных с ним историй, у него есть еще хоть какое-то политическое будущее?

Пока у власти в России находятся те люди, которые находятся сейчас, никакого будущего у Навального, конечно же, нет. Но, с другой стороны, ему, разумеется, не надо сдаваться. Ни ему, ни всем тем, кто его поддерживает. Иначе это будет некой подпиской в собственной импотенции. Приходится как-то по-прежнему шевелиться.

- После всех дел против оппозиционеров, после скандалов вокруг концертов Дианы Арбениной и вашего друга Андрея Макаревича, не страшно высказывать свою позицию? Думаете о том, как это может повлиять на ваше будущее?

В общем, нет, и я готов к тому, что какие-то санкции могут последовать. Я высказываю достаточно разумную и взвешенную точку зрения, и не призываю к свержению власти, потому что уверен, что революционный метод развития событий может привести только к худшему. История человечества показывает, что ни одна революция не привела к установлению системы добра и справедливости. Ни наша, ни какая-либо зарубежная. Поэтому я, конечно, за эволюционный путь развития, а это подразумевает, в том числе, и легитимное правление Путина, и иже с ним. Поэтому ко мне, наверное, и не предъявляют каких-то претензий. Ну а уж если предъявят – будем отвечать.

- Вы участвовали в шоу Первого канала «Один в один». Были ли герои, в которых вы хотели перевоплотиться, но этого так и не случилось?

Пожалуй, нет. Я достаточно быстро понял, что мне не хочется ни в кого перевоплощаться. И все произошло как-то правильно и без особых потерь.

- То есть, вы с собой в полной гармонии, и не хотели бы хоть на время стать кем-то другим?

Сейчас уже в полной гармонии. Тогда, конечно, я как-то переживал, старался что-то сделать. Но никогда до этого я музыкальной пародией не занимался, и быстро убедился в том, что это не моя стезя. Есть люди гораздо талантливей, и, стало быть, вполне справедливо, что я занял там какое-то шестое или седьмое место.

- С каким литературным персонажем вы себя ассоциируете?

Никогда об этом не думал, сразу трудно сказать. Можно было бы отшутиться, что с Незнайкой на Луне или Винни-Пухом, но это не так.

- Но это драматический, трагический, может, персонаж?

Скорее, конечно, драматический, потому что жизнь я проживаю нелегкую. И поскольку я склонен к крайним формам рефлексии, то порой приходится очень серьезно переживать. С другой стороны, если не быть склонным к рефлексии, ты и писать ничего не будешь, это совершенно очевидно. Удовлетворенный человек вряд ли будет сочинять стихи и песни. В этом тоже есть гармония, просто она какая-то болезненная.

- Вы как-то сказали, что в последние годы сочиняете по три песни в год, хотя раньше писали по тридцать. Выходит, раньше вы были не так довольны собой и своей жизнью?

В юности, как и любой другой автор, я был неумел. А когда ты ничего не умеешь, то гораздо легче пишешь, потому что прощаешь себе небрежности, какие-то недомыслия, плоские шутки и неглубокие высказывания. Когда ты научаешься и становишься мудрее, ума то в тебе не прибавляется, но прибавляется критичность. И поэтому ты ничего из себя не можешь выдавить, потому что все уже было: или сам уже все придумал или все сказали твои старшие товарищи.

- Можете согласиться с высказыванием известного писателя-фантаста Рэя Бредберри – «Нельзя писать умом»?

Категорически с этим не согласен, со словом «нельзя». Можно писать сердцем, можно умом – получаются совсем разные вещи, но и у тех и у других есть смысл, назначение и публика. Так что это какое-то узкое высказывание. Смотря, что пишешь.

- Вашему старшему сыну 27 лет, это уже совершенно взрослый человек. Вы с ним легко находите общий язык? И вообще, понимаете ли поколение тех, кому сегодня под тридцать?

К сожалению, общий язык нахожу с ним очень нелегко. Мы с сыном в дружеских, приятельских отношениях, но при этом я понимаю, что ничего не знаю о том, как он на самом деле живет. Он достаточно много работает, ездит по стране, фотографирует, такой… Хотел сказать «человек мира», но это не совсем так, потому что долгое время он был не выездной. Вот сейчас, надеюсь, начнет путешествовать и за пределы нашей страны. Что на самом деле он думает и чувствует… Мы с ним разговаривали, как такие, знаете, воспитанные люди на светском рауте: очень улыбчиво, доброжелательно, но, думаю, что, скорее всего, не искренне. На то есть масса причин. Мы, к сожалению, не росли вместе, поскольку с его мамой (Ирина Богушевская – известная певица, поэтесса, композитор; первая жена А.Кортнева – прим.) довольно рано разошлись. Так что те самые десять лет – с 4 до 14 лет – в течение которых я должен был стать ему доверительным собеседником и старшим товарищем, были упущены. Думаю, проживи я с ним всю его жизнь, мы были бы более близки.

В целом, у меня есть некоторое количество друзей и приятелей моложе тридцати лет, с которыми мы прекрасно общаемся и находим много общего. У нас общие беды, общие противники, общие друзья и соратники. Это такие якоря, духовные скрепы, как выражается наш лидер, которых достаточно для того, чтобы притянуться друг к другу.

- О чем вы думаете, когда летите в самолете?

Как правило, сплю, потому что использую это время на здоровый сон. Или читаю, или что-то сочиняю. Множество текстов я написал именно в самолетах. Там всегда присутствует такой интершум, как в ванной, когда откроешь воду, позволяет сосредоточиться.

- Есть ли у вас какое-то главное жизненное правило?

Сейчас нет. Я, в первую очередь, забочусь о своей семье, и это вышло на первый план. Я четко понимаю, что главное в жизни для меня – работать для моей семьи, очень многочисленной, очень разной, временами проблематичной. И это тоже, наверняка, одна из причин того, что я стал в десять раз меньше писать. Когда все время возишься с людьми, слова как-то уходят на второй план, а на первый выходят живые существа.


guest_small.jpg








Реклама

 
Последнее обновление: 26.03.2017, 16:18

Юбилей летчика-испытателя

рубрика: Авиация