НИКОЛАЙ ЛЕВШИЦ: «Стараюсь влиять на то, что могу изменить» — Жуковские ВЕСТИ
Логин:   Пароль:

Общество

РАНЕЕ В РУБРИКЕ

ALEX_01_2017.gif

kadri_reklama.gif

2_2017_gagarinfit.ru.gif











НИКОЛАЙ ЛЕВШИЦ:  «Стараюсь влиять на то, что могу изменить»

НИКОЛАЙ ЛЕВШИЦ: «Стараюсь влиять на то, что могу изменить»

Благотворительность в России больше, чем обычная благотворительность, порой, это единственный шанс спасти чью-то жизнь

Благотворительность в России больше, чем обычная благотворительность, порой, это единственный шанс спасти чью-то жизнь. Скептическое отношение к государству заставляет общество консолидироваться для решения своих проблем по принципу «сегодня помогу я, завтра помогут мне». При этом в обществе еще не сложилась некая культура благотворительности, многие просто не знают или не осознают в достаточной мере значимость консолидируемой помощи обездоленным и больным людям. Существуют мифы и предрассудки, с которыми приходится работать благотворительным организациям, которые помимо реальной помощи занимаются еще и просветительской деятельностью. Сотрудник одного из наиболее успешных проектов «Нужна помощь» Николай Левшиц рассказал ЖВ о работе благотворительных фондов и как 100 рублей могут спасти 100 жизней.

— Расскажите о деятельности фонда «Нужна помощь», и почему вы сконцентрировались не на адресной помощи конкретному человеку, а решили заняться системными благотворительными историями?


— Отличительная особенность фонда «Нужна помощь» — вся его деятельность направлена на развитие инфраструктурных системных проектов, мы не «тушим пожар», а работаем на будущее. И это наша принципиальная позиция, для нас важно охватить как можно больше людей, которым нужна помощь. Например, можно вылечить одного ребенка за 5 миллионов рублей, а можно за эти же деньги купить медицинское оборудование, которое будет выявлять болезнь на ранних стадиях, что позволит спасти тысячи детишек. Это следующий уровень  благотворительности, работа на будущее нации. Он, конечно, более затруднителен для понимания, потому что множество проблем уже сегодня, о будущем мало, кто думает. Все проще объяснить на конкретных примерах. Один из наших проектов — закупка в казанский ипподром лошадей для занятий с детьми иппотерапией (лечебная верховая езда для пациентов с неврологическими нарушениями). Мы договорились, что в рамках проекта с детьми будут работать профессиональные инструкторы, за год эта программа охватит около 100 детей. Во Владимирской области открывается лагерь «Шередарь» для реабилитации детей, перенесших тяжелые заболевания. У нас могут лечить, а процессом реабилитации занимаются единицы, просто не хватает возможностей. Сейчас мы собираем средства на медицинский пункт при лагере, где с детьми будут заниматься, проводить разнообразные программы реабилитации. И все это прямо в лагере на природе, чтобы поставить капельницу, не нужно будет ехать в больницу, все сделают в лагере в прекрасной обстановке, что снизит стресс от процедуры.

— Когда фонд закупает медицинское оборудование для больниц и медицинских центров, вы отслеживаете дальнейшее использование этого оборудования? Существует какой-то контроль за реализацией подобных программ?

— Конечно, еще на этапе приема заявок мы требуем детализированную смету и обоснование, план развития проекта. У любой помощи должна быть перспектива. Это, кстати, самый простой вариант благотворительности, он понятен: для больницы нужно приобрести диагностический аппарат. А есть много других видов помощи, которая очень важна, но тяжело решается государством на сегодняшний день. Например, социализация детей-сирот: обучающие программы, получение профессионального образования, социализация и юридическая помощь. Или уникальный фонд «Право матери», который занимается помощью матерям, у которых сыновья погибли во время несения службы в мирное время. Благодаря работе этого фонда семьи погибших не замыкаются в себе, общаются между собой, это некое сообщество, в котором каждый помогает друг другу в общей беде. А мы собираем деньги на административную работу фонда «Право матери», командировки юристов, которые помогают семьям через суд получить денежную компенсацию. Такую деятельность оценить по финансовым параметрам невозможно, но от этого ее значимость ничуть не меньше.

— Не получится ли так, что из-за того, что благотворительные организации зачастую в помощи людям подменяют собой государство, чиновники в госструктурах просто перестанут выполнять свои обязанности?

— Основная цель всех благотворителей — чтобы когда-нибудь их помощь не понадобилась и они закрылись. Благотворительность развита во всем мире, значит, любому государству нужна помощь. Плюс существует огромное количество проблем, не подконтрольных государству — наводнения, пожары и другие стихийные бедствия, которые происходят ежегодно.

— Как, например, в Крымске, когда в считанные часы образовалось мощное волонтерское движение, а госструктуры казались растерянными и нерасторопными…

— Я был одним из координаторов волонтеров, видел все изнутри. Действительно, в первые несколько дней была некая растерянность, они просто не ожидали такого напора самоорганизации и четких слаженных действий. Через несколько дней госструктуры взяли себя в руки и работали достаточно эффективно. Причина в том, что в отличие от волонтеров, министерства и управления долго раскачиваются из-за бюрократии и большого количества согласований между структурами.

— Как государство относится к деятельности благотворительных организаций? Принимает помощь или воспринимает в штыки?

— Все зависит от структуры, в которую обращаешься, и от человека, с которым взаимодействуешь. Главное, что нервирует чиновников — критика и публичность. Для нас же важен результат. Поэтому благотворители никогда не пойдут жаловаться на чиновника без очень веской причины. Это дипломатичная работа для руководителей фондов, нужно соблюдать определенный баланс в общении: где-то возможно надавить, где-то возможно покритиковать, но всегда нужно помнить, что главное — результат, и что в данный момент это не просто переговоры с чиновником, от решения зависит судьба людей. Естественно, приходится договариваться, идти на компромисс.

— Насколько лично Вы, как постоянный участник оппозиционных митингов, готовы пойти на компромисс? Как для
себя решили эту дилемму?


— Конечно, приходится идти вразрез со своими убеждениями, но это скорее вопрос личностный, который каждый для себя решает сам. Мы же все равно живем в этом государстве и взаимодействуем с ним каждый день. Я живу по принципу: «Постарайся влиять на то, что ты можешь изменить»

— Рискну задать провокационный вопрос. Ситуация с участием Чулпан Хаматовой в президентской кампании В.В. Путина в 2012 году вызвала много споров, дискуссия длится и по сей день. Если Вам предложат в 2018 году сняться в агитационном ролике Путина и это поможет фонду продвинуть определенную благотворительную программу, какое будет Ваше решение?

— В нашей стране благотворители отвечают не только за себя, но и за многих людей, которые попали в беду и ждут помощи. Если бы я мог спасти чью-то жизнь, но не сделал этого из-за своих убеждений, это принесет обществу намного больше вреда, чем то, что я стану нерукопожатным в определенных кругах. Если мое участие поможет сотням детишек выздороветь, скорее всего я это сделаю. Конечно, все зависит от контекста. Я могу задать ответный вопрос читателю: «А если с вашим ребенком случилась беда, вы бы обратились к Путину, Сечину или властям, зная, что от них зависит жизнь?» Думаю, что да. А через фонд проходят сотни судеб, мы с таким вопросом сталкиваемся ежедневно.

— Экономический кризис отразился на работе благотворительных организаций?

— У многих организаций упали суммы пожертвований, точнее средняя сумма чека. То есть, если раньше жертвовали в среднем по 1000 рублей, то теперь 300-500. Этому простое объяснение — финансовые возможности людей сократились, однако стоит заметить, что при этом количество жертвователей не сильно уменьшилось.

— Многие люди считают, что благотворительность по карману только очень обеспеченным людям, а 100-200 рублей никого не спасут. Как развеять этот миф?

— Легко. С августа прошлого года у нас стартовала акция «100 рублей может спасти 100 жизней». Каждый человек может подписаться на страничке фонда в Интернете http://takiedela.ru/donate/, например на 100 рублей в месяц. Первого числа каждого месяца с вашего телефона или пластиковой карты будут списываться 100 рублей, а в конце месяца на электронную почту приходит отчет, на что пошли ваши 100 рублей. Так вот акция идет 10 месяцев и уже собирается примерно по миллиону рублей в месяц.

— Насколько я знаю, сайт takiedela.ru появился недавно и имеет интересный формат…

— В какой-то момент мы поняли, что уперлись в потолок возможностей сбора средств и каналов распространения информации. Нам было нужно выйти за пределы фейсбука, чтобы привлечь дополнительную аудиторию, людей, которые никогда не занимались благотворительностью. И создатель фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский задумал хорошую историю — создать СМИ, которое будет работать в спайке с фондом. Есть прекрасные журналисты и профессиональные фотографы, которые за небольшое вознаграждение, учитывая нашу специфику, делают прекрасные репортажи. Образно говоря, мы публикуем материал про бабушку в деревне, у которой нет в доме электричества и отсутствует нормальное сообщение с больницей. Все плохо, но добрые люди помогают. Этот социальный репортаж привлекает внимание к данной проблеме и сразу публикуется форма сбора пожертвований  таким старикам или на финансирование деятельности организаций, занимающихся такой помощью. Свое СМИ дает нам возможность затрагивать не только темы, касающиеся фонда, но и привлечь внимание к благотворительности в целом. Ежедневно происходит множество историй, которые берут за душу, собирают кучу перепостов, и через них люди, никогда не задумывающиеся о благотворительности, начинают помогать. Была такая история в Новосибирске, — хулиганы сожгли машину пенсионера, люди собрали средства и купили ему новую машину. Или: в Кемерово мужчину с ампутированными ногами отказалась госпитализировать бригада скорой помощи, нашлись добрые люди, а потом собрали деньги и нашли ему жилье. Публикация таких историй мотивирует людей стать сострадательными.

— Но, согласитесь, что в этих историях люди справились с последствиями, но не с самой проблемой. Инвалиду в Кемерово повезло, а в другом городе скорая помощь поступит также, но никто не узнает и не сможет помочь…

— Одновременно со сбором средств для адресной помощи сразу ищем организации, которые занимаются этой проблемой системно, собираем средства на их деятельность. Все идет параллельно. Мы каждый день стараемся менять мир вокруг себя и чем больше людей будут делать тоже самое, тем лучше. И государству придется соответствовать этим прекрасным неравнодушным людям. Но оперативная помощь очень важна, ведь пока ты будешь решать системную проблему, многие просто могут не дождаться ее решения.
Очень важно, что о благотворительности стали говорить, популяризировать идею помощи больным и обездоленным. Благодаря этому к большому количеству людей пришло понимание, что абсолютно нормально помогать людям, которым еще хуже, чем тебе.










Реклама

 
Последнее обновление: 19.01.2017, 13:39

Бадминтонисты дважды серебряные

рубрика: Спорт